vladkharitonov (vladkharitonov) wrote,
vladkharitonov
vladkharitonov

Сентябрьская кампания (продолжение 4)

Тема сентябрьской кампании 1939 г. является одной из наиболее чувствительных в российско-польских отношениях, поэтому я решил посвятить ей еще несколько записей, причем представить в них взвешенную польскую точку зрения. Предлагаемый вам материал под заголовокм "Сентябрьская кампания" содержится в польском варианте Википедии, то есть является плодом коллективного труда, не ограничен рамками жанра газетной публикации и снабжен ссылочным аппаратом. Список литературы можно найти в интеренте. Надеюсь, это позволит нам лучше узнать польскую точку зрения на проблему сентябрьской кампании. Советская-российская точка зрения представлена в русскоязычном варианте Википедии под заголовком "Польский поход РККА".


Цитата дня


Что такое хаос? Это порядок, уничтоженный при Сотворении Мира
Станислав Ежи Лец






Вторая мировая война. Польская оборонительная кампания в сентябре 1939 г.


В четвертом фрагменте статьи, опубликованном в предыдущей записи, рассматривались последние политические и дипломатические шаги, сделанные европейскими государствами на пути к подготовке II мировой войны


Пролог
Casus belli

Целью немецкой агрессии было завоевание так называемого Lebensraum, то есть жизненного пространства, а также уничтожение чувства национальной принадлежности, окончательное выселение, а позже — уничтожение народов, живущих на этих землях, и заселение их немцами. Эти планы немцы намеревались реализовать в рамках Генерального Восточного Плана, разработанного еще перед войной с участием немецких научно-исследовательских учреждений (например, Берлинского Университета). Предлогом к агрессии была защита немецкого меньшинства II Речи Посполитой и Вольного Города Гданьска. В течение тридцатых годов связанные с нацистами структуры пропагандировали ревизионистские взгляды, подрывающие положения версальского трактата, особенно в вопросе границ. Одной из наиболее активных организаций был созданный при участии НСДАП Bund Deutscher Osten (Союз Немецкий Восток). Одновременно велись антипольские пропагандистские кампании. Так, в 1934 г. в Германии была организована Берлинская Выставка, по поводу которой польские дипломаты выступили с протестом.




III Рейх выдвинул по отношению к Польше сначала политические требования аннексии Свободного Города Гданьска и экстерриториального транзита через польский коридор. Они были публично отвергнуты министром Юзефом Беком в речи на заседании Сейма от 5 мая 1939 г. В ночь с 29 на 30 августа Иоахим Риббентроп передал британскому послу Невиллу Хендерсону уже ультимативные немецкие требования. Польша должна была согласиться на безусловное занятие Гданьска Германией, а также на плебисцит в польском Поморье, но на условиях, дающих преимущество немцам. Риббентроп отказал Хендерсону в передаче немецких требований в письменной форме. Посол Юзеф Липский после консультаций с Варшавой попросил об аудиенции у Риббентропа. 31 августа 1939 г. в 0:30 ночи Адольф Гитлер подписал приказ, окончательно назначающий нападение на Польшу на 1 сентября 4:45. 31 августа 1939 г., в 18:30 Риббентроп принял в последний раз Липского, которому было лишь сообщено, что он не имеет полномочий на такие далеко идущие уступки.

Радиостанция Deutschlandsender поздно вечером 31 августа передала текст немецкого ультиматума (так называемые "16 пунктов"), который никогда не был формально передан Польше, информируя о том, что Польша его отвергла. Это происходило одновременно с проведением Sicherheitsdienst в Гливицах провокации под кодовым названием "Гиммлер", которая должна была явиться пропагандистским предлогом для начала Германией военных действий против Польши без формального объявления войны, участниками которой были как Германия, так и Польша.

С 1 сентября на основании пакта Риббентропа-Молотова СССР был неофициальным союзником Рейха, с 17 сентября — союзником явным. Красная Армия готовилась к вторжению в Польшу, советские власти объявили мобилизацию, а 17 сентября совершила нападение на восточные территории II Речи Посполитой. С 3 сентября советская радиостанция в Минске передавала люфтваффе координаты целей для нанесения ударов по Польской территории.

Текст секретного протокола к пакту Риббентропа-Молотова был передан американским (Чарльз Болен) и французским дипломатам в Москве 24 августа 1939 г. Хансом фон Хервартом, секретарем посольства Рейха в Москве. Государственный секретарь США Корделл Халл проинформировал также британцев [35]. Но информация об окончательном разделе Польши не была передана в Варшаву, а Юзеф Бек, опираясь на данные посла РП Вацлава Гжибовского, не осознававшего ситуацию, был убежден, что СССР сохранит доброжелательный нейтралитет в возможном немецко-польском конфликте [36].


Немецкие диверсии




Взорванный польскими саперами железнодорожный мост в Тчеве, после неудачной попытки захвата моста немецкими войсками 1 сентября 1939 г.
Политической целью III Рейха (летом, а особенно в конце августа) было ограничение вооруженного конфликта Польшей и удержание западных союзников Речи Посполитой от объявления Германии войны, что должно было произойти в ответ на вооруженное нападение Германии на Польшу. Немецкое государство намеревалось достичь этой цели, воспользовавшись пацифистскими настроениями обществ демократических стран (особенно Франции, но также и Великобритании). Результатом этих действий должно было явиться ощутимое давление на правительства этих государств, чтобы побудить их к сохранению нейтралитета и отказу от выполнения союзнических обязательств перед Польшей. Но даже отказ Польши выполнить немецкие требования не оправдал бы в глазах международного общественного мнения необходимости войны. Поэтому Германия издавна готовила серию провокаций (операция Гиммлер), которые должны были представить Польшу агрессором, а немецкую операцию — ответом на серию нападений польской стороны. Организацией серии провокаций, целью которых была дестабилизация польского государства, в период с марта по август 1939 г. занялась военная разведка Верховного Командования Вооруженных Сил (нем. Oberkommando Der Wehrmacht) абвер [37], а также SD под руководством рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера [37].


В течение всего лета 1939 г. имели место нападения диверсионных банд на расположенные в приграничной полосе польские пограничные посты, железнодорожные станции и фабрики (например, в Рыбнике, Катовицах, Кошьчежыне и Млаве). Группы диверсантов, засылаемых из Германии, затевали драки в ресторанах и кафе, закладывали в немецких школах, ресторанах и кафе бомбы с часовым механизмом и поджигали немецкие усадьбы [31]. Немецкая пресса сообщала об этих событиях как о примерах "польского террора". Террористические акции имели место и в глубине польской территории. На последней неделе августа 1939 г. в багажном отделении железнодорожного вокзала в Тарнове взорвалась бомба, подложенная немецкими диверсантами, от которой погибли на месте 18 поляков [31].

В рамках диверсионных акций планировали также операцию захвата промышленных объектов, дорог и мостов. Между 25 и 26 августа группа немецких диверсантов из вроцлавского абвера под командованием поручика Альбрехта Герцнера [l] совершила диверсионное нападение (первоначально начало войны планировали на 4:15 утра 26 августа) на Пшеленч Яблоновскую для захвата туннеля и железнодорожной станции. Немецкое подразделение приступило к операции, поскольку до него не дошел приказ о переносе дня начала вторжения в Польшу на 1 сентября 1939 г. Атаку подразделения остановил польский персонал железнодорожной станции, после чего оно вынуждено было отступить. В эти же дни немецкие диверсанты намеревались занять мост на реке Висле в Тчеве, но потерпели поражение в столкновении с польскими пограничниками (мост был взорван 1 сентября польскими саперами при повторной попытке диверсантов захватить его). Аналогичные события имели место 1 сентября 1939 г., например, в Груджендзе подразделения немецких диверсантов предприняли попытку захвата моста. В первые дни сентября 1939 г. были случаи обстрела поляков и убийств польского мирного населения немецкими диверсионными группами [37] в прифронтовой зоне, например в Орлове, Груджендзе, Ласине и Семполине [37].

Часть немцев-граждан Речи Посполитой (а также агенты, сброшенные на парашютах), были организованы в диверсионную структуру, называемую в просторечье "пятой колонной". Эта структура  организовывала диверсионные акции против сражающихся подразделений Войска Польского. Наиболее спектакулярными диверсионными акциями немецкого меньшинства были попытки захвата шахт в Верхней Силезии утром 1 сентября 1939 г., нейтрализованные армией и польской самообороной, а также немецкая диверсия в Быгдощи [m], в тылу отступающих из Вислянского Поморья подразделений 9, 15 и 27 пехотных дивизий Войска Польского. Вооруженную попытку захвата Хожува и других верхнесилезских городов предприняли 1 сентября подразделения Freikorps Ebbinghaus [27]. Стандартными видами диверсионных актов являлись повреждения телефонных линий, дезинформация, диверсионные действия в польских мундирах. Место пребывания как польского правительства, так и Верховного Командования систематически сообщалось люфтваффе.


Продолжение следует



Tags: История Польши, Польско-русские отношения
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments