vladkharitonov (vladkharitonov) wrote,
vladkharitonov
vladkharitonov

Categories:

Поляки заинтересованы в использовании позитивных моментов отношений с Россией

Заместитель министра иностранных дел: Россия хочет хороших отношений с Польшей

Интервью с заместителем министра иностранных дел Польши Катажиной Пэлчиньской-Налэнч опубликовано 18 ноября 2013 г. на интернет–портале «Газэты Выборчей». Интервью провел Павел Вроньский (Paweł Wroński), журналист «Газэты Выборчей». Как утверждают в своих комментариях польские читатели интервью, эта очаровательная дама является невесткой Томаша Налэнча, советника президента по вопросам истории и национального наследия.

Катажина Пэлчыньска-Налэнч (Фото Wojciech Olkuśnik / Agencja Gazeta)

Хорошие отношения создаются долго, а уничтожить их можно в одно мгновение, — утверждает Катажина Пэлчиньска-Налэнч, заместитель министра иностранных дел.

Павел Вроньский: Вы беседовали с послом России во время вручения ноты с сожалениями в связи с нападением на русское посольство в Варшаве?

Катажина Пэлчиньска-Налэнч: — Нет. Нота была вручена на уровне директора департамента.

Посол Александр Алексеев говорил, что о нападении он будет беседовать с министром.

— Посол получил ноту с нашими сожалениями от заместителя директора департамента, так как госпожа директор в этот день находилась в служебной командировке. Это нормальный и стандартный порядок. Одновременно мы выразили беспокойство по поводу событий возле нашего посольства в Москве, которые имели существенно меньший масштаб. Мы получили заверение, что дело будет расследовано, а виновные — наказаны. Так и произошло. Мы отметили быструю реакцию России на инцидент.

Я читаю высказывания правых, которые пишут, что Польша хорошо научилась извиняться, что мы унизились перед Москвой, что президент, который извинился, является адвокатом Кремля. К этому делу подошли с меркой самоуважения.

— Нехорошо, что дошло до эксцессов возле посольства России в Варшаве. Правила хорошего тона говорят, что если произошло что-то нехорошее, то выражают сожаление. Речь идет не о самоуважении или его отсутствии, а о принципах хорошего воспитания.

Такие происшествия свидетельствуют о состоянии отношений. Если состояние плохое, то одна из сторон стремится к эскалации напряженности. Вы замечаете такое поведение со стороны России?

— Я не видела желания увеличивать напряженность.

Посол России говорил, что в Польше раскручивается антирусская истерия.

— В Польше существуют группы, дающие крайние оценки действительности. Они экстремистски оценивают правительство, внешнюю политику, отношения с Россией. В то же время общество считает польско-российские отношения важными, а опросы подчеркивают, что большинство поляков хочет нормальных отношений с Москвой.

Является ли премьер слугой Путина, а руководитель дипломатии — заместителем министра в правительстве России?

— Существуют и другие описания этих отношений. Это отношения важные, трудные, однако несущие большой потенциал. Отношения, которые следует развивать во многих практических сферах, потому что они выгодны для обеих сторон. Отметим, что торговый обмен между нашими странами имеет самый высокий уровень за последние годы, причем, не смотря на экономическую стагнацию в Европе. Россия является большим рынком. Имеется также социальное измерение. Мы все сосредоточились на эксцессах возле посольств, а в то же время идет кинофестиваль Спутник в Варшаве, я считаю прекрасный. В Калининграде в последний уикенд состоялся II Форум СМИ Польши и России. Очень хорошо функционирует приграничный обмен.

Имеются также и проблемы, не созданные правыми силами. Подписание протокола о намерениях по вопросу газопровода Ямал II вызвало лавину отставок, в том числе министра государственного имущества. Польша заявляет, что она не отдаст Азоты в русские руки.

— Не знаю, являются ли эти проблемы самыми большими. Я рассматриваю это как несовпадение интересов. Мы удовлетворены возможностями инвестирования в России. Конкретной проблемой является энергетика, но это скорее отражение противоречий Россия — Европейский Союз. Это спор получателей с серьезным поставщиком энергоносителей, каковым является Москва. Россия хочет иметь монополию на пути доставки, долговременные контакты, высокие цены поставок. По другую сторону — получатели, заинтересованные в низких ценах, диверсификацией поставок и тем, чтобы поставщик не контролировал рынок распределения.

Четыре года назад появились сигналы, что Россия в рамках учений Запад 2009 тренируется совершать ядерную атаку на Варшаву. В этом году были учения Запад 2013, а НАТО проводило учения Steadfast Jazz 2013, которые, как показалось России, были в духе холодной войны. Разве это не свидетельствует о напряженности?

— Эти маневры также свидетельствуют о противоречивости интересов. Россия не хочет построения противоракетного щита. Польша считает, что это соответствует интересам нашей безопасности. Но Россия определенно сегодня не является военной угрозой для Польши. НАТО и Польшу также не следует рассматривать как реальную угрозу для Москвы. У русских имеются превосходные эксперты, и они прекрасно знают, откуда для них исходят реальные угрозы.

Наши отношения обременены спором об Украине. Польша является одним из самых больших сторонников подписания ассоциативного соглашения Киева с Союзом, Россия считает, что это противоречит ее интересам. Мы тянем Украину каждый в свою сторону.

— Я не выбрала бы слово «тянуть». Европейский Союз сформулировал определенное предложение, соответствующее его интересам и выгодное для Украины. Какое бы решение не приняла Украина, оно будет воспринято с уважением. Не будет никаких ответных мер. В этом различие между Союзом и Россией. В свою очередь, я не ощущаю со стороны России, чтобы это каким-то образом влияло на наши отношения.

Заинтересована ли в настоящее время Россия хорошими отношениями с Польшей? Не является ли высказывание Путина о «братьях поляках» всего лишь риторической формулой?

— Обе стороны должны быть заинтересованы в том, чтобы максимально использовать потенциал отношений. Мы заинтересованы в использовании позитивных моментов. С российской стороны имеется понимание и желание взаимодействия с нами, хотя есть и проблемы.

Каким образом этот «позитивный потенциал» может быть приведен в действие в ближайшее время?

— Скоро будет продолжено то, чему положил начало своим прошлогодним визитом в Варшаву Патриарх Всея Руси Кирилл. В Университете им. Кардинала Вышиньского с 28 по 30 ноября состоится конференция «Будущее христианства в Европе. Роль Церквей и народов Польши и России». Ожидается делегация Русской Православной Церкви очень высокого уровня.

Что-то еще?

— В России имеется такой обычай: каждый очередной год является годом какой-нибудь страны. 2015 г. должен быть годом Польши в России и России в Польше. Это произойдет впервые за двадцать с небольшим лет истории свободной Польши и России. Это уникальная возможность построения доверия между учеными, деятелями культуры, представителями гражданского общества. Это также шанс расширения знаний об обеих странах, потому что, несмотря на кажущуюся географическую и культурную близость, мы знаем друг о друге мало и очень поверхностно. Исследования подтверждают, что знания русских о Польше невелики, а знание Поляков о России уменьшается. Отсутствие знаний питает стереотипы.

Tags: Польско-русские отношения
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments